updated 1:38 PM UTC, Dec 15, 2018

Побег из Собибора

Несколько сотен узников концлагеря подняли восстание перед лицом неминуемой гибели; сегодня их имена возвращаются из забвения

События 1943 года в Собиборе – единственное успешное восстание заключенных нацистских лагерей смерти. В СССР оно долгие годы замалчивалось. В то время как на Западе о героях восстания писали книги и снимали фильмы, его руководитель жил в безвестности. Этим несгибаемым борцом был уроженец Кременчуга, лейтенант Красной Армии Александр Печерский. Узники Собибора подняли восстание по его детально разработанному плану.

pev.png

Первые круги ада

Александр Аронович Печерский родился 22 февраля 1909 года в Кременчуге, в еврейской семье. Его отец, адвокат, в 1915 году перевез семью в Ростов-на-Дону. Здесь Александр Печерский окончил среднюю общеобразовательную и музыкальную школы. Работал электриком на паровозоремонтном заводе, затем бухгалтером. Получил высшее образование, окончив Ростовский государственный университет. Перед войной он занимался художественной самодеятельностью, возглавляя драматический кружок.

В первый же день Великой Отечественной войны Александр Печерский был призван в армию как младший командир, а в сентябре 1941 года был аттестован на техника-интенданта II ранга, получив звание лейтенанта. В октябре 1941 года в боях под Вязьмой лейтенант Печерский с сослуживцами, не бросая тяжело раненного командира, пытался вырваться из окружения, но в числе сотен тысяч бойцов попал в плен.

Последовали лагеря военнопленных в Вязьме и Смоленске. Семь месяцев он болел тифом, чудом выжил. В мае 1942 года Печерский вместе с четырьмя товарищами бежал, но был пойман и отправлен в штрафной лагерь в Борисове, а оттуда в «Лесной лагерь» под Минском. Его внешность не выдавала еврейских корней, однако происхождение узника все равно вскоре выяснилось. Десять дней Александра Печерского держали в «еврейском погребе» – темном подвале, а затем отправили в рабочий лагерь СС в самом Минске. Здесь
находились 500 евреев из местного гетто, а также попавшие в плен бойцы Красной Армии еврейской национальности. 18 сентября все они оказались в эшелоне, местом назначения которого был Собибор – лагерь смерти, расположенный на юго-востоке Польши.

Место, откуда не возвращались

На пятые сутки поезд подошел к полустанку Собибор, железная дорога заканчивалась здесь тупиком. Александр Печерский и его спутники увидели ворота с надписью: «Зондеркоманда СС».

Это был не рабочий и даже не просто концентрационный лагерь. Собибор был создан в апреле 1942 года в рамках операции «Рейнхард», целью которой было массовое уничтожение еврейского населения, проживавшего на территории так называемого «генерал-губернаторства» (территории Польши, оккупированной Германией). Впоследствии в лагерь привозили евреев из других оккупированных стран Европы и СССР. Почти всех заключенных уничтожали в течение первых полутора-двух часов, и лишь небольшое число оставляли на время для подсобных работ.

Лагерь был разделен на три сектора. В первый входили три мастерские (швейная, сапожная и столярная), а также два барака для заключенных, которые обслуживали эсэсовцев и продолжали строительство лагеря. Во втором секторе принимали новых узников – отбирали одежду и прочее имущество, и переводили в третий сектор. В нем находились газовые камеры, в которых умерщвляли людей. Для этой цели в пристройке у газовой камеры было установлено несколько танковых моторов, при работе которых выделялся угарный газ, подаваемый по трубам в газовую камеру. Всего за полтора года существования Собибора здесь было уничтожено около 250 000 евреев.

Александр Печерский вспоминал свой первый день в лагере. «Я сидел на бревнах возле барака с Шлеймой Лейтманом, который впоследствии стал моим главным помощником по организации восстания, – рассказывал он. – К нам подошел незнакомый человек лет сорока. Я спросил у него, что там горит вдалеке, в метрах пятистах от нас, и что это за неприятный запах паленого во всем лагере. «Не смотрите туда, это запрещено, – ответил незнакомец. – Это горят трупы товарищей, приехавших вместе с вами».

Александр Печерский сразу же понял, что, если ничего не предпринять, рано или поздно исход будет один – смерть. Обычный побег ни к чему не приведет – это показали неоднократные попытки, предпринятые до него. Кроме того, он думал о спасении всех узников, а не только о себе. И вот тогда возникла мысль о массовом восстании, целью которого станет не только освобождение, но и месть палачам. Задача невероятной сложности, но если смерть неизбежна, то пусть она наступит достойно – в схватке с врагом.

Следует отметить, что Александр Печерский был настоящим богатырем двухметрового роста. Однажды заключенных послали колоть пни. Надзирал за работой оберштурмфюрер СС Карл Френцель, третий в иерархии администрации лагеря. Первым он вызвал изможденного голландца в очках с толстыми линзами. Едва узник с натугой поднимал топор и бессильно опускал его на пень, эсэсовец со всего размаха бил его по спине плетью. Александр Печерский с такой яростью смотрел на палача, что тот остановился и приказал ему за пять минут разрубить самый кряжистый пень: «Расколешь – пачка сигарет, не расколешь – 25 плетей». Лейтенант разрубил пень в щепки за 4,5 минуты. Однако от сигарет отказался: «Не курю». Изумленный эсэсовец ушел и вернулся с половиной буханки хлеба и пачкой маргарина. Но и тут Печерский не взял подачку: «Мне показалось, что с хлеба того капала человеческая кровь...», – вспоминал он.

Не дожидаясь смерти

В лагере уже действовала подпольная группа под руководством Леона Фельдхендлера, которая планировала организацию восстания и массового побега. Подпольщики доверили свой замысел Александру Печерскому, который вошел в группу и возглавил ее, а Леон Фельдхендлер стал его заместителем.

На первый взгляд, побег был невозможен. Охрана Собибора состояла из почти 30 эсэсовцев и 120 рядовых охранников, которых набрали из бывших пленных красноармейцев. В полутора километрах размещалась резервная охрана – еще 120 человек. По периметру через каждые пятьдесят метров стояли вышки с пулеметами, между рядами колючей проволоки дежурили патрули. Весь лагерь был опоясан тремя рядами проволочного заграждения высотой три метра. За третьим рядом проволоки – минное поле шириной пятнадцать метров. Дальше – ров, заполненный водой, и еще один ряд заграждения под высоким напряжением.

Восстание подготовили всего за две недели, так как узников могли в любой момент отправить в газовые камеры и заменить другими. «Мы знали свою судьбу… Мы знали, что находимся в лагере уничтожения и что наше будущее – смерть, – описывал настроение товарищей один из участников восстания Томас Блатт. – Мы знали, что даже неожиданное окончание войны может спасти заключенных «обычных» концлагерей, но не нас. Только отчаянные действия могут прекратить наши страдания, и, может быть, дадут нам шанс на спасение. И наша воля к сопротивлению росла и крепла. Мы не мечтали о свободе, мы хотели только уничтожить этот лагерь и предпочитали умереть лучше от пули, чем от газа. Мы не хотели облегчать немцам наше уничтожение». 14 октября 1943 года узники Собибора подняли восстание, план которого детально разработал Александр Печерский. Главной задачей было устранение эсэсовских офицеров. Их решили ликвидировать поодиночке, приглашая в мастерские под предлогом примерки одежды и обуви. Заранее были изготовлены ножи и топоры, которые раздали надежным людям, ножницы для разрезания колючей проволоки. Кроме того, удалось вывести из строя двигатели автомобилей и бронемашин. Были организованы группы для нападения на склад с оружием, для обрыва электросети и линий связи. Для прорыва Александр Печерский выбрал участок, на котором можно было с наибольшей вероятностью преодолеть минную полосу. Он предложил, чтобы узники, бегущие на прорыв в первых рядах, бросали камни и доски на дорогу, подрывая мины. План удался не полностью – восставшие смогли убить 11 (по другим данным – 12) эсэсовцев из персонала лагеря. Оружия в руках у восставших оказалось немного: 11 пистолетов, снятых с убитых, да еще шесть винтовок, которые жестянщики заранее припасли, спрятав их в водосточные трубы. 

Но все же в перестрелке охранники потеряли убитыми и ранеными 38 человек. Овладеть оружейным складом восставшим не удалось, их отсекли плотным пулеметным огнем. Тогда заключенные под обстрелом оставшихся в живых охранников были вынуждены прорываться через минные поля в лес.

Всего в лагере находилось 550-600 узников. 130 человек оказались слишком слабы или напуганы и отказались от участия в побеге. На следующий день всех их казнили. Около 80 погибли при побеге, остальным удалось добраться до леса.

В последующие две недели после побега немцы устроили настоящую охоту на сбежавших заключенных, в которой участвовали военная полиция и охрана лагеря. В ходе широкомасштабной операции с привлечением авиации было найдено 170 беглецов, все они были тут же расстреляны. В начале ноября 1943 года немцы прекратили активные поиски. В период с ноября 1943 года и до освобождения Польши еще около 90 бывших узников Собибора (тех, кого немцам не удалось поймать) были выданы немцам или убиты антисемитски настроенным местным населением. До конца войны дожили лишь 53 участника восстания.

Восстание в Собиборе стало единственным удачным лагерным восстанием за все годы Второй мировой войны. После побега заключенных лагерь по приказу Гиммлера был закрыт и стерт с лица земли – как свидетельство злодеяний и, в то же время, победы горстки изнуренных узников над отлаженной эсэсовцами системой массовых убийств. На его месте немцы вспахали землю, засадили ее капустой и картофелем.

Забытый герой

Александр Печерский привел восемь бывших военнопленных в Белоруссию, где они вступили в партизанские отряды. Он с несколькими товарищами – в отряд имени Щорса, где воевал подрывником, остальные – в отряд имени Фрунзе. В партизанском отряде Печерский вместе с боевой группой пустил под откос два немецких эшелона.
После прихода Красной армии всех партизан проверяли в Особом отделе и зачисляли в армию. Семь выживших участников восстания дошли до Германии. Один из них – Семен Розенфельд, единственный сегодня живой герой Собибора, – оставил на стене рейхстага надпись «Барановичи – Собибор – Берлин».

Александр Печерский же был арестован по подозрению в предательстве, потом направлен в штурмовой стрелковый батальон – разновидность штрафбата, который формировался в Подмосковье. Командиром батальона был майор Андреев. Потрясенный рассказом подчиненного о Собиборе, майор помог ему поехать в Москву, в Комиссию по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников. Андреев серьезно рисковал, не имея права выпускать Печерского за территорию штрафбата, да еще и в столицу.

В комиссии Александра Печерского выслушали писатели Павел Антокольский и Вениамин Каверин, которые на основе его рассказа опубликовали очерк «Восстание в Собиборе» в журнале «Знамя» (1945, № 4). Потом очерк вошел во всемирно известный сборник «Черная книга» – одно из первых собраний свидетельств о Холокосте, подготовленное Ильей Эренбургом
и Василием Гроссманом. Сборник был запрещен к изданию в СССР в 1947 году.

Сражаясь в рядах 15-го штурмового батальона в составе 1-го Прибалтийского фронта, при наступлении на город Бауcка 20 августа 1944 года Печерский был ранен в бедро осколком мины, тем самым как штрафник «искупил вину кровью», и после четырех месяцев лечения в госпиталях получил инвалидность. В подмосковном госпитале он познакомился со своей будущей женой Ольгой Котовой Демобилизовавшись в звании капитана, по окончании войны Александр Печерский вернулся в Ростов-на-Дону. Работал администратором в театре музыкальной комедии. В 1945 году он написал книгу воспоминаний о восстании в Собиборе. Международный трибунал желал видеть его на Нюрнбергском процессе в качестве свидетеля, однако он не был выпущен из страны.

В 1948 году во время антисемитской кампании преследования так называемых «безродных космополитов» Печерский был уволен. Пять лет он не мог найти работу и жил на иждивении жены, и только после смерти Сталина смог устроиться на машиностроительный завод Ростсельмаш.
За проявленную в бою храбрость 19 мая 1949 года Александр Печерский был представлен к награждению орденом Отечественной войны II степени, однако ростовский областной военный комиссар генерал-майор Георгий Сафонов изменил награду на медаль «За боевые заслуги».

В 1962 году Александр Печерский выступил свидетелем обвинения на киевском процессе по делу 11 охранников Собибора. Несмотря на официальные приглашения на международные мероприятия, связанные с антифашистским сопротивлением, советские власти ни разу не позволили ему выехать за границу. Александр Печерский умер в 1990 году. За три года до этого режиссер Джек Голд снял совместный британскоюгославский художественный фильм «Побег из Собибора» по одноименной книге Ричарда Рашке. Роль организатора восстания исполнил Рутгер Хауэр. Картина имела успех в мировом прокате, а Рутгер Хауэр получил «Золотой глобус». Казалось, идет перестройка, наступило новое время, но власти не отпускают Печерского в США на премьеру фильма, где он был бы желанным гостем. Мир славил имя героя, спасшего жизни узников Собибора, в Израиле он заочно стал национальным героем – праведником мира, но в СССР мало кто знал, что в Ростове живет тот самый Сашко Печерский.

В 1989 году вышел документальный советско-голландский фильм «Восстание в Собиборе», в котором принял участие сам Александр Печерский и его боевые товарищи, с которыми он поддерживал связь, несмотря на давление КГБ. На основе книги «Александр Печерский. Прорыв в бессмертие», где собраны воспоминания руководителя восстания (составитель Илья Васильев), режиссер Константин Хабенский снял новый художественный фильм о восстании – «Собибор», исполнив в нем главную роль. Мировая премьера кинокартины состоялась 23 апреля 2018 года. За последние годы также вышли документальные фильмы «Собибор. Непокоренные» Сергея Пашкова и «Лейтенант Печерский из Собибора» Леонида Млечина.

Время собирать память

В 2004 году именем Александра Печерского была названа улица в израильском городе Цфате. В 2007 году на фасаде дома в Ростове-на-Дону, где он жил, установлена мемориальная доска, а в Бостоне, недалеко от Еврейского музея, – памятная стела в его честь. В 2012 году ему был установлен памятник в Тель-Авиве. В 2013 году в день 70-й годовщины восстания в Собиборе Александр Печерский посмертно был награжден Кавалерским крестом Ордена за заслуги перед Республикой Польша, а в 2016 году – орденом Мужества Российской Федерации. В 2015 году именем Александра Печерского была названа улица в Ростове-на-Дону, и, наконец, в 2016-м – в Кременчуге (бывшая улица Пархоменко).

Последнее изменениеВторник, 15 Май 2018 11:28
Другие материалы в этой категории: « Человек Вселенной Международное партнерство »